вторник, 9 июля 2013 г.

Футбольное судейство

Здравствуйте, болельщик! Большие проблемы у нас с футбольным судейством, не так ли? Человеческий фактор? Ясное дело — не без него, но главное не в нем. Главное — в СИСТЕМЕ. А какая у нас система в футбольных представлениях? Проходили, знаем — суеверно-обывательская. А какая у нас в целом арбитражно-правовая система?
Да в общем такая же — не зря великий Николай Озеров любил повторять, что «футбол отражает события в мире и в стране». В правовой системе работают адвокаты... нет, я не про Дика, а про дипломированных юристов на должностях. Работа у них интересная и в мире очень почитаемая — доказать, что виновный по нравственым нормативам и по законным критериям на самом деле невиновен, а виновен, наоборот, тот, кто исходил из лучших побуждений и буквы закона не нарушал.
Но футбол в этом смысле уникален — он зашел много дальше. Никакой адвокат не сможет отменить приговор для того, чье деяние задокументировно, а тем паче — по телевидению показано. А вот в футболе — пожалуйста: что с того, что два миллиарда видели ПРАВИЛЬНО ЗАБИТЫЙ ГОЛ? Ровным счетом ничего: если арбитр захочет, он его запросто отменит. Такой у нас подход к футбольной системе — к спорту и к игре. Кстати, а что это вообще такое — ИГРА?
Для детей, да и для взрослых, это тренировка умения жить: если в игре научился, то и в жизни сумеешь. Правила игры нарушать нельзя — это закон, известный каждому мальцу. Потому игра — дело важное и явление несложное: это комбинация непредсказуемых событий, но с заранее известной оценкой результата. Упал футболист по вине другого футболиста — штрафной удар. Упал по своей инициативе — нет штрафного удара. Влетел мяч в сетку — гол. Влетел из положения «вне игры» — нет гола. А что будет, если гол не засчитать или назначить пенальти за нарушение, которого не совершалось?
А ничего не будет — ЭТО НЕВОЗМОЖНО. Невозможно ни в одной игре, поскольку игра не определяется субъективным мнением, а определяется происшедшим событием. Но если это все же случится, что тогда будет?
А как вы думаете? Я думаю, игра на этом окончится и наступит какое-то иное действо. Может, театрализованное представление, а может — презентация «РосГосстраха», «ГазПрома» или «Samsung»... эмоции и ожидания от этого тоже будут другие — не игровые. Но по крайней мере — спортивные?
Чтобы ответить, вспомним о том, что такое СПОРТ. Это соревнование в духе всем известных олимпийских принципов — состязательности и самоотдачи, благородства и уважения к сопернику. Но что мы видим?
Игроки бьют друг друга исподтишка, словно воры, орудующие на рынке. Иногда договариваются о результате, торгуя игрой, как лососевой икрой, и важно вышагивают по полю, уже не как воры — как солидные коммерсанты. Требуют от судьи угловых, аутов и штрафных, зная, что не должны их выполнять. Держат друг друга за футболки, как малыши воспитательницу за платье, мячи забивают рукой и падают навзничь на зависть бывалым каскадерам...
А что мы слышим? «Игра не получилась интересной — соперников явно устраивает ничья». «Игроки тянут время, применяя маленькие футбольные хитрости». «У игрока обороны не осталось иного выхода, кроме как сбить форварда на линии штрафной. Вполне оправданное нарушение — так и должен действовать последний защитник!»
Вы тоже так думаете? Что ж, это ваше неотъемлемое, а посему где-то даже святое право. Только одна ремарка — житейское наблюдение: жизнь устроена так, что настаивающий на одних правах лишается некоторых других. Исповедующий старую как мир идею о том, что правила существуют, дабы их нарушать, лишается адекватной системы, которая по этим правилам действует, получает вместо нее какую-то иную систему и наблюдает какое-то иное действо...
То, которое называют «большим футболом»: утратив игровые принципы, последний успешно избавился и от спортивных. Как говаривал Владимир Маслаченко: «Получите и распишитесь!» А для вступления в силу упомянутого «святого права» — права избавления от принципов образующих футбол — у «футбольных адвокатов» в запасе не менее святой довод. Звучит он примерно так: «Правила не догма, человек умнее правил».
Вот он и умнее — по крайней мере, он так полагает. Арбитр «держит в руках нить игры», словно Тесей, блуждающий в лабиринтах Минотавра (или как минимум — представитель постоянно действующей комиссии ООН), а положения «вне игры» при всем желании не может определить. Наказывает желтой карточкой нападающего, потерявшего равновесие в штрафной, или вратаря, ожидавшего, когда произведут замену, а явной игры рукой не видит или не хочет замечать...
И никому из нас, зрителей, это в точности неизвестно — неизвестно, не видит или не хочет. Неизвестно, были ли мы свидетелями «театрализованного действа», последствий семейной ссоры, банального подкупа, профессиональной некомпетентности или исполнения еще не обнародованной инструкции ФИФА... «Судья решил не нагнетать страсти и обошелся устным внушением». «Судья решил взять игру в свои руки и показать, кто на поле хозяин». «Судья решил, что третий пенальти — это уж слишком!»
Позвольте, а на каком основании? Кто дал ему право это решать? Кто, собственно, играет — футболисты или арбитр? Обилие нарушений со стороны одной из команд — это, выражаясь теннисным языком — скрытый матчбол, ибо должно привести если не к голам, то к удалению нескольких игроков. И тем самым рано или поздно определить исход. Следовательно, применяя «судейскую тактику», арбитр ломает тактику команд и меняет этот исход. И что это, в свою очередь, значит?
А то, что ставший театром футбол становится весьма доходной статьей — тем более доходной, чем более он «театрализован». Но в том-то и главная интрига, коллеги, что вещи своими именами никто не называл и статуса шоу никто за футболом не закреплял. От него, как прежде, ждут неизбывных эмоций и неожиданных комбинаций, ждут ветра обводок, тайфунов передач и звездопада голов. Мы с вами, дорогие друзья, ждем!
А «футбольные минотавры» ждут этого ожидания от нас — ждут затем, чтобы перевести энергию наших эмоций в надежные банки. В твердой валюте, разумеется. Нужны им строгие стандарты в футбольной системе и строгий порядок в футбольном судействе? Ни в коем случае! — ведь тогда у хоттабычей от футбольного бизнеса выпадет «волшебная борода», выскользнет из рук «судейская нить»...
Если же дело не в этом — не в этих «театре», «нити» и «бороде», тогда будьте добры кое-что мне объяснить. Неужто в современном футболе, к чьим услугам — вся мировая когорта патологически честных людей, вся информационно-техническая мощь и все изыски видеотехнологий, способных разглядеть микроба на бутсе футболиста, и вправду нельзя обеспечить соблюдение правил? Использовать техническое сопровождение, как в хоккее, и спортивные принципы, как в любом спорте. То есть?
Не хочешь играть по правилам — не играй. Нет у защитника «иного выхода, кроме фола последней надежды» — попросить его восвояси и дисквалифицировать на несколько игр. Чтобы призадумался и «выход», прежде чем снова появится на поле, заранее отыскал. Не хочет команда атаковать, «сушит» игру, переминается с ноги на ногу — снять ее с турнира, удалить из чемпионата. Как боксера — за пассивное ведение боя.
Не хочет судья честно судить, тянет за свою «нить» одну из команд, как паук муху за паутинку, решает, что «давать», а что «не давать» — заменить его другим и из футбола выставить — навсегда. Три года назад в РФПЛ случился скандал: в матче 26-го тура судья из Петрозаводска Владимир Петай назначил одиннадцатиметровый в ворота одной из команд и не засчитал два гола, забитые в другие ворота. Пенальти был придуман, голы — имели место: вместо счета 0 : 2 зафиксировали 1 : 0; это лишило «золота» одних и обеспечило его другим. Год Петая никто не видел, в прошлом он снова появился. Квалификация у этого судьи высочайшая, игру он видит и понимает блестяще, возможно, он лучший в этом плане во всем отечественном судейском корпусе. Но кто поручится за то, что хладнокровно сфальсифицировавший результат не пойдет на это вновь?
Никто. Между тем, футбол перестает быть футболом после первой судейской ошибки: обслуживать матчи может лишь ПАТОЛОГИЧЕСКИ ЧЕСТНЫЙ ПРОФЕССИОНАЛ. Тот, кто никаких «нитей в руках» не держит, а просто ФИКСИРУЕТ СОБЫТИЯ. Тот, кто не может «назначить или не назначить», «дать или не дать», «пожалеть» или «припугнуть». Ведь игра — совокупность СТАТИСТИЧЕСКИХ событий, судья — официально назначенный СТАТИСТ, а футболисты — не террористы и не рецидивисты. Не уголовники, не воры и не коммерсанты, они — друзья, вышедшие по согласию на матч.
Они и не дети, для которых, к слову сказать, правила святы — они не могут этого отрицать. А кто отрицает, тот в футбол не играет и его не судит — когда это поймут и на этом настоят, тогда все и встанет на места. Прав был Николай Озеров: футбол события в мире еще как отражает! Отражает миллиардные обороты и слепую любовь миллиардов. Отражает уровень нашего сознания: если бы мы с вами себя уважали, мы бы добились, чтобы один-единственный миллиард был потрачен на техническое оснащение судейства.
Потому что требовать от судей того, чего они не могут — того, что не в человеческих силах — как минимум нелогично. Логично ждать попытки оказаться «умнее правил» — вот этим судья и занят! А коль скоро он этим занят, начинает действовать неумолимый закон здравого смысла: получаешь одно право — лишаешься другого. Получаешь арбитра, «контролирующего ход матча» — лишаешься объективности в судействе. Лишаешься объективности в судействе — получаешь вольность в трактовке правил. Лишаешься правил — теряешь футбол как игровую систему и имеешь то, что имеешь — управляемое из скрытого центра шоу. И обвинить арбитра не можешь, потому что у него нет условий для честной и объективной работы. Как и у футболиста — для яркой и зрелищной игры.
Но без того и другого настоящий футбол невозможен — надеюсь, вы с этим согласитесь. Есть лишь один способ «быть умнее правил» — правила, которые сами изобрели, строго исполнять. «Если наши судьи будут судить матчи честно и правильно, российский футбол поднимется намного выше», — сказал в недавнем выступлении на телеканале «Спорт» заслуженный мастер спорта Анзор Кавазашвили.